ВС: что ждет покупателя доли за нарушение преимущественного права других участников общества

Цель нашей компании - качественное оказание юридических услуг предпринимателям и физическим лицам.
31 Марта 2016
Каковы последствия покупки долей в ООО с нарушением преимущественного права других участников? Когда полноправным участником становится наследник доли, и можно ли вообще получить статус участника на основании недействительного решения общего собрания? На все эти вопросы ответила экономколлегия ВС в рамках корпоративного конфликта в ООО "Ателье "Гузель".

В 2008 году, 5 мая, скончался один из участников ООО "Ателье "Гузель". Его долю в обществе унаследовали трое. Одна из наследников, Зинаида Мулюкина, инициировала корпоративный конфликт в обществе, и разбирательства по этому поводу дошли до экономической коллегии Верховного суда РФ.

Все началось 24 февраля 2009 года: решением общего собрания участников общества "Гузель" трое наследников были приняты в его состав, а нескольким действующим участникам было разрешено продать свои доли Татьяне Газизовой и генеральному директору "Гузели" Наталье Лукше, которые на тот момент не являлись участниками общества. Как заявила впоследствии Мулюкина, она об этом собрании не знала и в нем не участвовала. В свою очередь Газизова и Лукша покупали доли действующих участников "Гузели" впоследствии еще дважды – 12 мая 2009 года и 26 июля 2010 года, воспользовавшись при этом преимущественным правом как участники общества. По каждому из этих трех договоров купли-продажи Мулюкина и потребовала в суде перевести на нее права и обязанности покупателя (№ А07-10144/2011). В обоснование своих требований она ссылалась на нарушение установленного законом об ООО ее как участника общества преимущественного права покупки долей в уставном капитале "Гузели", продаваемых другими участниками третьим лицам.

Суд первой инстанции требования Мулюкиной частично удовлетворил, переведя на нее только права и обязанности покупателя по самому первому договору купли-продажи – от 24 февраля 2009 года: судья рассудила, что доля умершего участника перешла Мулюкиной со дня открытия наследства, а значит, тогда же она получила и право на преимущественную покупку долей. Лукша же, будучи тогда гендиректором компании, не уведомила Мулюкину ни о предстоящей продаже, ни о проведении собрания.

Свой отказ в остальной части требований Мулюкиной суд объяснил следующим образом: на момент совершения последующих двух сделок Лукша и Газизова уже являлись полноправными участниками общества, а не третьими лицами – этот статус возник у них благодаря первому договору от 24 февраля, рассудила судья. Стало быть, они уже могли приобрести доли и без соблюдения правил о преимущественном праве покупки.

Апелляционная коллегия решение первой инстанции поправила и сочла необходимым перевести на Мулюкину права и обязанности покупателя и по сделкам, совершенным 12 мая 2009 г. и 26 июля 2010 г. Доказательств того, что она принимала участие в этих собраниях и дала согласие на заключение договоров, также нет, объясняется в постановлении.

Однако акт апелляции отменила кассация округа, поддержав все выводы суда первой инстанции. Отдельно коллегия обратила внимание на то, что статус Лукши и Газизовой как участников подтвержден записями в ЕГРЮЛ, которые не оспорены и не признаны недействительными.

Без статуса

Этот спор дошел до экономколлегии Верховного суда, куда обратились с жалобами и Мулюкина, и Лукша: первая просила оставить в силе акт апелляции, а последняя – отказать истице в требованиях полностью, обосновывая это отсутствием у Муликиной как наследницы преимущественного права покупки в феврале 2009 года. Ссылалась Лукша при этом на постановление Конституционного суда РФ от 23 декабря 2012 года № 29-П, согласно которому свидетельство о праве на наследство по закону является лишь основанием для обращения наследников в общество с заявлением о принятии их в состав участников.

В результате победу в ВС одержала Мулюкина: в конце января этого года "тройка" (Елена Золотова, Алексей Маненков и Наталья Чучунова) решила оставить в силе постановление апелляции.

В первую очередь судьи ВС в своем определении отметили, что переход доли умершего в 2008 году участника общества к Мулюкиной все же состоялся (со дня открытия наследства), а доводы истицы о том, что она не участвовала в собрании в феврале 2009 года, подтверждены заключением судебной почерковедческой экспертизы: согласно этому документу подпись в протоколе была выполнена не Мулюкиной, а иным лицом. Таким образом, решения общего собрания участников от 24 февраля 2009 года не могут признаваться действительными, поскольку приняты с нарушением требований Закона об ООО, рассудила экономколлегия, а соответственно и поддержала выводы судов о необходимости перевести на Мулюкину права и обязанности покупателя по первой сделке.

При этом недействительность решений общего собрания не влияет на статус Мулюкиной как участника общества "Гузель", обратили внимание судьи ВС: он возник со дня открытия наследства. А следовательно, не влияет это и на реализацию Мулюкиной всех прав участника (в их числе дача согласия на принятие в состав участников третьих лиц и право преимущественной покупки доли), уточняется в определении.

А вот ситуация Лукши и Газизовой противоположная. Они, наоборот, статус участников на основании недействительных решений приобрести не могли, а значит, вывод апелляционного суда о том, что при заключении двух последующих сделок преимущественное право Мулюкиной на приобретение отчуждаемых долей было также нарушено, – обоснованный, подытожила "тройка".

При этом судьи ВС обратили внимание и на неосновательность вывода кассации округа о том, что статус Лукши и Газизовой как участников подтвержден записями в ЕГРЮЛ. "Внесение в ЕГРЮЛ сведений об ответчиках, как участниках общества ателье "Гузель", не влечет наступления каких-либо правовых последствий, поскольку закон не связывает возникновение права на долю уставного капитала внесением сведений о лице в реестр", – поясняется в определении ВС.

По информации «Право.Ru»
Вернуться к списку