Дело о банковской страховке: когда не стоит защищать права потребителя

Цель нашей компании - качественное оказание юридических услуг предпринимателям и физическим лицам.
11 Августа 2016
Спустя два года после заключения кредитного договора заемщик решил оспорить его положения относительно платы за расчетно-кассовое обслуживание и страхование жизни и здоровья. Две инстанции решили вернуть ему уплаченные комиссии и немаленькие проценты. Они решили, что банк навязал клиенту услуги и недостаточно о них проинформировал. Верховный суд с этим не согласился и объяснил, когда патернализм излишний.

В спорах между клиентами и банками о навязанных услугах сложно найти равновесие с точки зрения осведомленности сторон, говорит управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай. С одной стороны, он выступает против излишнего патернализма, с другой – признает неравенство банка, профессионального участника рынка, и потребителей, которые зачастую плохо разбираются и в праве, и в финансах. «Грань может быть очень тонкой, но суды обязаны ее находить», – уверен Тай.

Вопросы нередко вызывают подключение заемщиков к страхованию жизни и здоровья, а также комиссии за расчетно-кассовое обслуживание. Заемщики могут добиваться возврата выплат на том основании, что услуги были им навязаны, что запрещено п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей. Ссылаются они и на то, что сотрудники банка не сообщили им о возможности заключить кредитный договор без страховок и доплат вопреки требованиям. По мнению потребителей, это противоречит ст. 10 закона, который обязывает информировать потребителя об услугах. В таких случаях суды нередко встают на сторону потребителей.

Другой подход проявил Верховный суд в деле заемщика Максима Кириллова*, который в 2013 году взял в кредит 15 млн руб. в «Азиатско-Тихоокеанском банке», а в 2015 году решил вернуть 1,3 млн руб. комиссий за расчетно-кассовые операции и страхование жизни и здоровья, а кроме того – 4 млн руб. неустойки за пользование денежными средствами по ст. 395 ГК, 150 тыс. руб. процентов, 20 000 руб. компенсации морального вреда и «потребительский» штраф в размере 50% от требований. Суды двух инстанций согласились с тем, что требования обоснованны, но снизили сумму неустойки, которая в итоге составила 100 тыс. руб., а штраф – 775 тыс. руб.

Что написано пером

Эти решения отменил Верховный суд (дело 53-КГ16-4), который не нашел основания для удовлетворения требований Кириллова. Тот выразил свое согласие на страхование, иных условий не предложил, возражений не представил, а значит, сам выбрал условия страхования и подписался под ними в знак согласия, написала гражданская коллегия под председательством Вячеслава Горшкова. «Сам факт подключения к страховой программе не говорит о нарушении прав истца», – подчеркнули судьи в определении.

Кроме того, они отметили, что кредит носил целевой характер: истец взял его на развитие личного бизнеса. Нельзя применять нормы о защите прав потребителей лишь потому, что заем получило физическое лицо, поправил нижестоящие инстанции Верховный суд. Еще он не согласился, что с банка можно взыскать одновременно «потребительский» штраф и неустойку за пользование чужими деньгами по 395 ГК. Спор был направлен на новое рассмотрение в апелляцию, которой, помимо прочего, предстоит выяснить, мог ли Кириллов получить кредит без страховки.
* – имена и фамилии изменены редакцией

По информации «Право.Ru»
Вернуться к списку